"Их диагноз - надежда" - это книга, готовая к изданию. Искренняя история о сложном пути к психическому здоровью. На этой страничке можно познакомиться с ее отрывками. Мы  ищем людей, готовых поддержать издание книги.


Здравствуйте, дорогие друзья!

Конечно, надежда – не диагноз, и не болезнь. Но, как хочется в это непростое время, чтобы наши немощи и беды, Творец и Главный Лекарь нашей жизни уврачевал именно надеждой, что все будет хорошо, если не прямо сейчас, то хотя бы в итоге.

Жизнь всегда сложна и многогранна. И находиться в поиске – это нормально. Мы сами прошли достаточно тяжелый путь. Не скажем, что сейчас все гладко, но из наших маленьких каждодневных побед сложился четкий настрой на преодоление трудностей, опираясь на Бога.

Эта книга – акварели души. Она о том, как сложно, но можно и нужно бороться с грехом в себе, выйти из депрессии, преодолеть пагубные зависимости с Божией помощью. И обрести самую драгоценную и самую спасительную зависимость – творения от своего Творца.

В добрый путь, дорогие!

Александр и Валентина Алимовы-Новиковы



Выход есть

(Автор слов Александр Алимов-Новиков)

 

Я заставляю себя думать каждый день,
Но, то и дело, набиваю  шишки.
Я прогоняю нарастающую лень.
А выручает  опыт, скрытый в книжках.

Плыть не хочу я по течению грехов.
Так будет, опущу лишь только руки.
Так не замечу на своих ногах оков.
И не замечу, как обрек себя на муки.

Я радуюсь, что выход есть всегда - 
Малыш упал, но он шагает снова.
Я забываю этот опыт иногда,
Но вновь дает подняться веры слово.

Проблемы, что во многом сам нажил,
Лишь с Божьей помощью решить сумею.
Я покаянью вновь начало положил,
И Чаша Жизни снова душу греет.

Опять к истокам - заставлять себя.
И, если думать глубже, - это счастье,
Продолжить путь, и, снова мир любя, 
Творить добро - быть Господу причастным.

Сб. 29 Апреля 2017 г. 4:10

Надо жить!

(Автор слов и музыки Александр Алимов-Новиков)

Надо жить! - Без сомнения -

Надо быть - сквозь мгновения -

Надо плыть. Вдохновение

Ощутить, пробуждение,

Надо жить!

 

Побеждать бедам вопреки,

Простирать к Небу две руки,

Отдавать сердце Господу,

Получать манну досыта,

Побеждать!

 

Пострадать! - Веру правую

Испытать переправою

В горний мир на крылах любви.

Брачный Пир… Боже, нас прими

В горний мир!

 

Надо знать, с кем же мы сейчас,

Защищать веру каждый час.

По плодам будет Бог судить.

О, Адам, в силах Бог простить -

Надо жить!

 

Сб. 11.08.2018г. 22:30

Победа их святой удел!

(Автор слов Александр Алимов-Новиков)

Есть слово «параолимпиец»

И в этом слове скрыта суть –
Как в море атомный эсминец,
Владеет волей, знает путь,

Путь, к окрыляющей победе,
Явит и шквал сплошных преград,
И боль сражения поведав,
Заставит пятиться назад.

Но на пути столь сложном, трудном,
Ломая свою самость, боль,
Взрастают ввысь такие люди,
Что часто жертвуют собой

Во имя той святой идеи,
Что учит верить, побеждать,
Идти вперед к заветной цели – 
Идти, и жизнью доказать,

Что каждый может свои силы
Распределить, и в нужный час
Не быть беспомощным и хилым,
А пораженье развенчать.

Я преклоняюсь перед теми, 
Чья инвалидность – не предел.
Пред теми, кто не бродит тенью
За приговором «не у дел».

 

Пред теми, кто сказал: «Я в силах
Преодолеть и боль, и страх!..»
Кто не опустит рук уныло,
Зажжет свечу добра впотьмах.

Но есть, кто вовсе без увечий
Телесных и душевных ран,
Живет как не по-человечьи –
Не ценит дар, что свыше дан.

Я преклоняюсь перед теми,
Чья инвалидность – не предел!
Они достигнут своей цели – 
Победа – их святой удел!
 

Вс. 28.07.2019г. 23:45

Прогулки по коридорам

(Автор Валентина Алимова-Новикова)

 

С каким презрением мы кидаем первый взгляд на опустившегося человека, и с каким ужасом, рассмотрев получше, узнаем в нем чуть менее удачливого себя!



 Она была замёрзшая, промозгло-просаленная, сжавшаяся однажды в один плотный комок нервных токов и взорвавшаяся от перенапряжения. Воплощение восковой расслабленности и закостенелой неспособности когда-то живого человечка вызвало во мне мощнейший импульс отогреть, растормошить, потянуть за ниточку, увидеть хоть какую-нибудь реакцию. 
 
Я искала проблеск смысла в её глазах, пыталась возбудить сначала самую маленькую степень её интереса к тому, что я говорю. Она помнила своё имя, возраст… Стеснялась начать говорить о себе, как маленький ребёнок. 

 Потом надо было дождаться еще одной волны ее готовности внимать, за которую она успеет услышать прямо или подтекстом, что у неё всё будет хорошо, что она сможет, не знаю что, просто сможет что-нибудь: «ты сможешь» – очень сильные слова. Надо было сказать что-то положительное.

 И еще нужны были время, и бесконечная теплота...

 Я поняла, что не готова буду ответить за свои слова. Чтобы слова поддержки не звучали насмешкой, они должны быть наполнены смыслом и искренностью. Человек в любом состоянии включается на то, что для него имеет смысл. 

 Такой смысл – единственное ощущение из всех, которые я помню в моей жизни, без которого способность жить неизбежно угасает.

 Каждый раз я проходила мимо замерзшей восковой фигурки живой молодой девушки и пробегала взглядом по её глазам. От… -нет! Отра… -- нет! Нет! Нет! Нет! Отра-бо-танный материал! Нет! Так нельзя! Но ведь... 

 Я поняла одну из причин, по которой мои нервы дают сбой, и я гуляю сейчас по этому коридору: я до сих пор не научилась, любить человека, потому, что он человек; совмещать любовь к человеку с тем, что тебе в нем не нравится. Как видеть за внешностью то, что творится в душе, и не пугаться увиденного? 

Как не забыть, что я в п р и н ц и п е не могу быть лучше или хуже кого-то ещё, потому что мы просто другие? 

Иногда это знание становится доступным только в ситуациях, когда такое понимание – единственный выход выжить. 

Наш "детский сад" всегда цветёт.
В нём розы есть и лилии.
Пион здесь пахнет чабрецом
Полей родной идиллии.

Тут всё совсем наоборот:
В июле белый снег идёт,
И каждый третий «идиот»
Напевы о любви поёт.

Жизнь колокольчиком звенит.
Нас воля тянет, как магнит.
Садовники стараются.
И здесь для многих из цветов,
Тех, кто ослаб, тех, кто озяб,
Жизнь только начинается...
 
Ничто так не ценно для общения, как способность помочь человеку помнить, что он в очень многом такой как ты, а то, чего он так не любит в себе -  на самом деле страхи. Но ведь для этого надо сказать столько слов, столько раз надо оказаться рядом, столько раз продолжать помнить об истине самому. Как все просто. И как все наоборот бывает иногда с самого рождения.

Посвящается всем, кто гуляет по коридорам чаще, чем он хотел бы.

Искренне, Валентина.


Нет слепого случая! Бог управляет миром, и все, совершающееся на небе и в поднебесной, совершается по суду Премудрого и Всемогущего Бога, непостижимого в премудрости и всемогуществе Своем, непостижимого в управлении Своем. Игнатий Брянчанинов

Бумажная история

(Автор Валентина Алимова-Новикова)

 Лист, на котором написали непотребное, почувствовал, что его сейчас сомнут, упал в лужу из пролитого на пол чая и намяк.
 Рядом на полке стояла приоткрытая дорогая книга. Одна из её атласных Страничек в щелку увидела, что Листок упал в лужу, и удивилась:
 - Зачем ты это сделал? - спросила она А4.
 - Если мне суждено будет высохнуть, я смогу расправиться, и, может быть, когда-нибудь еще раз испытаю счастье прикосновения миссис Ручки. Я останусь тем, кем пришел на этот свет.
 Ведь я - лист бумаги. Письменный стол, карандаши и ручки, настольная лампа, книги и тетради - вот моя среда. Ведь я не виноват, что тех, кто умеет писать, посещают глупые и некрасивые мысли. Мы, чистые листы, так волнуемся, когда подходит очередь лежать первым сверху остальной пачки собратьев. Каждый первый понимает, что в любой момент решится его судьба, и, конечно, надеется на уютное соседство со сказками, диссертациями, школьными тетрадками. Некоторые, бывает, рассказывают, как стояли на одной полке с Шекспиром и Пушкиным. Иные же попадают в бумажный рай (люди его называют красиво "Архив"). И вот теперь, когда прекраснейшая Ручка оставила на мне след чьей-то глупости, что толку понимать свою невиновность в том, как ты выглядишь, - свою значимость я уже никогда не смогу изменить.
 Не верьте, милая Страница, что я делаю это с радостью. Я знаю, что потеряю свой прежний облик: лоск, белизну и плотность. Но зато, когда чернила будут размыты, на мне можно будет написать что-нибудь новое. Как ничтожно мала надежда, что запись, если она и случится, будет достойна сохранения. 
 И все же я не жалею о том, что совершил это самонамокание. 
 Через следующие 3 секунды на А4 не осталось сухого места. Его подняла чья-то рука и брезгливо (фу - нести совершенно мокрый лист) выбросила в окно. 
Набухший от воды лист не летел, а просто падал. Но ему повезло: он не попал в лужу, оставшуюся после дождя, а опустился рядом. Солнце и легкий ветерок сделали свое дело. Он высох.
А вскоре мальчик, который любил гулять по лужам, сложил из него кораблик, так и не обратив внимания на размытые строчки. И только тогда Листик узнал, что способен быть нужен кому-то еще…

 .